Понедельник, 18 Дек 2017
Главная » путешествия » Путь и духовность » Тибет. Последние туристы

facebook-sm  lj-sm  mail 

Тибет. Последние туристы

Мы только прилетели в Лхасу. Закат. Еще светло и небо быстро затягивает тучами. Возможно, пойдет дождь, что редкость для горной пустыни. Мне повезет увидеть дождь в Тибете.

Центральная улица и чувство вины, которым она накрывает. Шестьдесят лет рабства. Кажется это здесь оставлено в воздухе последними туристами. Зачем мы путешествуем сюда? Как будто по инерции, еще не закончилось для нас время Тибета, закончилось оно для него самого.

Хорошие дороги. Построили всего за три года. А еще совсем недавно ничего не было. Мимо нас из аэропорта к воротам города, проезжают машины груженные полезными ископаемыми, добываемыми в этих горах. Из Тибета в Китай, теперь по новым китайским дорогам, как по шпалам рельсов,они доставляют сердечную руду Гималаев ближе к китайским городам и столицам.

В Лхасе волнующая тишина. На улицах камеры. Они снимают эту тишину, меня, людей, которые обгоняют меня не качаясь, не задевая. Шестьдесят лет рабства почти стираются за всеми этими новыми домами, точными копиями старой - когда-то сказочно далекой от всего мира Лхасы. Центр Лхасы отстроили за 10 лет, воссоздав старый тибетский стиль построек после того, как все истинно старое было превращено в руины.

Я проникаю в старый двор. Будто по зову каких-то призраков, оказываюсь в воротах полуразрушенного дома. Унылые лица сидящих на крылечке стариков. Они тибетцы.

"Я помню как ушел мой отец. Он посадил меня на колени и долго говорил мне о том, что я пойму потом". Утром его уже не было. Его тело унесли. Мою мать я помню тоже, она не смогла перечечь границу когда бежала в Непал".
Вымоет ли это время? Вымоет все. На смену одной жестокости придёт другая, ведь она. жестокость. как вечный потенциал заключена в нас, ....вместе с любовью. Вместе с любовью, красотой и милосердием в нас - человеческих созданиях - живет жестокость животных. Она приходит постепенно,  как неизбежный голод в отсутствии какой-либо еды.

От Лхасы грусть, и я топлю ее покупкой цифровых гаджетов в только что построенном торговом центре. Он весь мигает - больше чем любое торговое здание России. И все остальное, к вечеру, мигает со страшной силой. Еще немного и я перенесусь в Пекин.
Продавцы меня не понимают. Они, как и почти все в Тибете, говорят на китайском, они курят китайские сигареты, едят китайскую еду. Ничего личного, ничего общего. Своя культура - прекрасная, глубокая - только на нее здесь нельзя сделать ставку. Это земля, принадлежащая другим людям. Вы мне не нравитесь.
Но наш гид мне нравится очень. И понимает он меня прекрасно. Он племянник Ламы Вангду из Непала, который знаменит своей практикой чод.

Племянник Ламы Вангду -  коренастый, немногословный. Он просит передать ему в непал свой телефонный номер, а также сувенир, сложенный в белый тибетский платок из китайского шелка - кхатак. В Тибете кхатаки другие, я чувствую их своей кожей. На ощупь они нежнее чем непальские, но все-же не трогают.

- Я узнал тебя по талисману на шее. Амулет для тех, кто путешествует. Такие делает только Лама Вангду. Это его магия узелков. Без благословения Ламы Вангду шерпа никогда не ходят на Эверест. Знаешь? - рассказывает племянник Ламы Вангду.

- Сколько же ты не видел своего дядю?

- Двадцать лет. Я родился в деревне под Эверестом.  Он тоже от туда. Из деревни под Эверестом.

В глазах тоска и усталость, хотя еще ранее утро. Люди на этой земле выглядят такими потухшими, уставшими, что, кажется, все последние шестьдесят лет здесь никто не спит.

"В этом монастыре только монахи, Лам нет." - Поясняет он. "Ни одного Ламы. Все они не настоящие. Настоящие Ламы бежали в Непал и Индию, всед за Далай Ламой, чтобы практиковать буддизм свободно. Ты даже не представляешь, какая ты счастливая, что живешь в Непале. Ты можешь видеть настоящих лам".

Но мы все-равно высиживаем на службе в Самье. Я грезила годы о Самье. Никуда мне не хотелось больше как сюда.
Пусть этот монах окажется настоящим Ламой. Пусть он совсем не похож и, говорят, не настоящий. Но внутри он будет настоящим Ламой, мудрым монахом, который прячется от китайских камер, за маской тоскливой лени с которой он читает свою священную книгу. Пусть по его глазам видно, что он сейчас думает совсем не о нас: не о Буддах, не о людях.  Я не права. Пусть будет так: через любое тело может прийти и святить Падмасамбхава. ОМ

Я сижу на бетонном полу. Холодно- холодно. Все полы в Тибете холодные.... Но я знаю мы скоро уедем и Тибет останется там, где он есть. Пусть, я запомню надолго это ощущение грусти, принятия и холода - принятие того, что мне не нравится, что мне не удобно.. Все это на святой земле. Для меня - это сказочно.  Я об этом мечтала.

Все идет, как идет. Высший смысл есть во всем, в этом тоже - обязательно будет, в будущем.

Непривязанность, растворение последних иллюзий о форме, о физической форме, о географии, о политике. Ничего не останется, даже то что духовно, но не очищенно, должно стать совершенным и чистым. Ни какой жалости, ни какого сожаления. Все идёт, как идёт.

Мы улетаем из Лхасы, и я с радостью выдыхаю. Намасте, Непал. Мне нужно скорее пересечь твою границу. Домой, из этого выдуманного неестественного государства. Прочь от военных, контроля и порядка. Я лечу в Катманду ( в нем сейчас начнется сезон дождей).

Аэропорт Катманду встречает нас скрежетом колес долгой посадки. Непальская земля сама по себе, а самолет сам по себе.
По дороге в отель на Бодде - самой большой буддийской ступпы мира - мы застреваем в пробке. Пыль и жара поднимается и проникает сквозь открытые окна такси. Всюду суета переполненной молодой долины... Всего каких-то 200 км. от Тибета - другое государство.

- И это город, который ты любишь? - спрашивает мой друг, улыбаясь. - Бездорожье, неорганизованность и хаос?
- Это не хаос. Это потенциал чего-то нового. Вся надежда на Катманду. Знаешь какие у нас здесь живут Ламы?! Лучшие Ламы Тибета здесь живут.

Социальный обмен
This site uses encryption for transmitting your passwords. ratmilwebsolutions.com